Ассоциация
содействия развитию здравоохранения
«Медицинская Палата Ульяновской области»

8 (8422) 41 06 92

Email: medpalata73@mail.ru

432017, г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д 18 а

17 марта 2014г.

Возможность интеграции медицинского сообщества в системы оценки качества медицинской помощи и досудебного урегулирования конфликтов между врачом и пациентом стала основной темой конференции «Медицина и право», прошедшей в Москве по инициативе Координационного Совета Врачебных Палат и Ассоциаций Центрального федерального округа.

 

Леонид Рошаль, Президент «Национальной медицинской палаты» считает, что сегодня «на уровне государства до сих пор не созданы структуры, которые защищали бы врачей. В системе отсутствуют какие либо инструменты, позволяющие решать конфликты между врачом и пациентом, а медицинским организациям в случае их вины компенсировать ущерб пациентам. Объем претензий возрастает как снежный ком, и среди них множество несправедливых. Возникают ситуации, когда ни простым врачам, ни медицинским учреждениям в случаях судебных исков нечем расплачиваться».

Отсутствие эффективных механизмов защиты как врачей и пациентов, зачастую необъективная работа института судебно-медицинской экспертизы, противоречия в нормативно-правовой базе, приводящие к неоднозначности трактовок действий врачей, неразвитость инструментов досудебного урегулирования конфликтов – это те проблемы, которые были указаны в качестве основных.

«Сегодня алгоритм досудебного разбирательства, в принципе, представлен только тем, что в законодательстве есть такое понятие, как экспертиза качества медицинской помощи. Но это только в рамках системы обязательного медицинского страхования. Сегодня страховые компании, безусловно, должны защищать застрахованных. Но могу сказать, что по нашим данным, пациенты почему-то мало обращаются в страховые компании, и это не работает так широко, – отметила Ирина Серёгина, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения. Росздравнадзор готов содействовать в пределах своих полномочий в разработке алгоритма досудебного разбирательства».

Ирина Андреева, помощник министра здравоохранения РФ, обратила внимание на невысокий уровень правовой грамотности врачей в сравнении с пациентами и подчеркнула, что «нужно создавать такую систему, в которой будет удобно работать и врачу и пациенту. Главное – чтобы оценка качества медицинской помощи, само качество медицинской деятельности осталось абсолютной прерогативой медицинского сообщества», – сказала она.

За рубежом, в частности, в Германии в досудебном порядке решается 80% всех спорных ситуаций, а их рассмотрение строится на обезличенной независимой профессиональной экспертизе качества оказания медицинской помощи, которую проводят представители Врачебных палат. Как отмечает Леонид Рошаль, именно такая система должна лечь в основу реализации пилотных проектов в регионах: «мы будем говорить о реализации пилотных проектов досудебного разбирательства». На сегодняшний день в Национальной медицинской палате существуют определённые наработки в сфере развития элементов системы досудебного урегулирования конфликтов. В качестве основы может быть использован опыт Врачебной палаты Смоленской области.

«Врачебная палата Смоленской области существует 5 лет. За этот период рассмотрено более 700 случаев жалоб по поводу ненадлежащего оказания медицинской помощи и проблем дополнительного лекарственного обеспечения инвалидов. Всего два случая были рассмотрены на Третейском суде, а остальные урегулированы на досудебном уровне, – рассказывает Наталья Аксенова, председатель Врачебной палаты Смоленской области. Врачебная палата заключила соглашения с департаментом здравоохранения области и с Росздравнадзором по области о том, что поток жалоб может регулироваться в досудебном порядке. Пациенты имеют возможность обратиться в Палату, так как во всех медицинских организациях Смоленской области имеется ссылка на наш адрес и телефон. Также в договорах с медицинскими организациями и пациентами при оказании платных услуг указывается, что в случае конфликта дело может быть рассмотрено в Третейском суде. Такая ситуация выгодна для врача и для пациента. Решение третейского суда является окончательным и не подлежит обжалованию», – отмечает Аксенова.

Одним из элементов системы досудебного регулирования конфликтов может стать также и процесс медиации. «Сегодня пришло время для официального введения в структуры медиаторов здравоохранения. Медиация важна как метод досудебного урегулирования споров. В случае, если стороны не приходят к мировому соглашению, тогда они уже обращаются в третейский суд», - подчеркивает Юрий Ушанов, проректор Института развития дополнительного профессионального образования.

Однако, чтобы все это работало, необходима объективная система независимой экспертизы качества медицинской помощи. «Невозможно никакой медиации и невозможно никакого решения третейского суда, если в основе его не лежит справедливое и компетентное экспертное решение. С экспертным решением у нас в стране есть проблемы, справедливых экспертных решений очень и очень мало», – говорит Алексей Старченко, сопредседатель Комитета по независимой экспертизе качества НМП. «Национальной медицинской палате удавалось переломить судопроизводство в случаях несправедливы заключений судебной медицинской экспертизы. На сегодняшний день мы вынуждены констатировать, что серьезного и справедливого судопроизводства по вопросам медицины в нашей стране практически нет».

Наряду с проблемами неразвитости системы защиты врачей и пациентов, а также системы досудебного урегулирования конфликтов важную роль играют и противоречия, заложенные в системе здравоохранения. Именно они стимулируют возникновение конфликтов и неоднозначность трактовок действий врача.

«Действительно, эти проблемы есть, и представители медицинской сферы, совершая какие-то, может быть, с юридической точки зрения неправомерные или даже противоправные действия, не виновны в этом, потому что есть разночтения в нормативно-правовых актах», – отметила Анна Филатова,  заместитель директора Научно-исследовательского института Российской правовой академии при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Алексей Старченко отмечает также и неоднозначность содержания и понятия стандартов оказания медицинской помощи. «В законе указано, что качество медицинской помощи определяется, в том числе, исполнением стандартов медицинской помощи и на основе исполнения порядков оказания медицинской помощи. Фразу «на основе стандартов» каждый читает, как хочет. В результате не понятно – нужно ли соблюдать стандарты оказания медицинской помощи? Модная тема в Минздраве – стандарты не нужно использовать для оказания и контроля медицинской помощи. Они нужны, чтобы посчитать тариф. Если взять стандарт гемодиализа, то обработка фистулы, установка фистулы и сам процесс гемодиализа – все это должно быть включено в этот стандарт. Но в стандарте по перинатальному гемодиализу отсутствует сама эта услуга, установление катетера и, что самое страшное, отсутствуют растворы, которые необходимы для этой манипуляции. Растворы для этого стоят очень дорого. Например, один комплект стоит 90-100 тысяч рублей. Как считается такой тариф, если в стандарте нет работы нефролога по установлению катетера, контролю за ним, сама процедура, и раствор для нее отсутствует. И какой мы тогда получим тариф?», – говорит эксперт.

Ликвидировать правовые противоречия поможет включение в процесс аудита нормативно-правовых актов, готовящихся к подписанию со стороны Министерства здравоохранения РФ, представителей профессионального сообщества.

Национальная медицинская палата ставит перед собой задачу создать в стране эффективную систему защиты медицинских работников.

 

Ассоциация содействия развитию
здравоохранения
«Медицинская Палата Ульяновской области»

432017, г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д 18 а
8 (8422) 41-06-92
medpalata73@mail.ru